я2

(no subject)

Фейсбук напоминает, что сегодня день рождения Романа Арбитмана.
Всё началось, кажется, с его сборника "А вы - не проект?". Сергей Соболев рассказал о книге в живом журнале, я посетовал, что в мою провинцию у речки эта книга вряд ли дойдёт, а хотелось бы. Сергей дал мне адрес автора...
Сборник я у него купил. Дальнейшие книги получал бесплатно и с дарственными надписями. Хотя нет, две нашёл и купил сам. Две самые первые - "Живём только дважды" и "Участь Кассандры". Получил взбучку: мол, я бы тебе их и так подарил.
Переписывались 14 лет. Лишь однажды могли увидеться, но разминулись в Москве буквально на несколько дней. Не судьба...
С некоторых пор был допущен в творческую лабораторию. Имел наглость что-то подсказывать (не в прозе, боже сохрани). В трёх книгах, там, где "автор благодарит", и я. Когда получил первую такую, кажется, даже воспарил над всей этой действительностью с термопарами для замеров, кабелями, плашками на шесть восьмых дюйма и прочей осточертевшей фигнёй. Короче, приятно было, чего уж.
Он каким-то образом разглядел во мне способность к писанине (не к прозе, боже сохрани), тащил за шиворот, толкал в спину, не давал закисать. Не его вина, что ничего из этого не получилось. Но я всё равно безмерно благодарен. "Я хотя бы попробовал".
Ну вот опять всё о себе да о себе...
И вот в один момент всё это ушло.
Сейчас, месяцы спустя, кажется, всё очевиднее масштаб потери.
Роман, я всё помню. Спасибо тебе за всё.
я2

(no subject)

В книге "Беларуская нацыянальная ідэя" нашли признаки экстремизма. Наверняка не читали, рефлекс сработал на бело-красно-белую обложку. В "Рэвалюцыі" экстремистское уже само название. Припомним её автору и "Паранойю", которую можно конфисковывать за оскорбление чести и достоинства г-на пр-та (вот уже и признаки рецидива). По этой же статье пойдут "Дисбат" Брайдера-Чадовича, "Ніль адмірары" Паўла Місько...
Мимоходом цепляю взглядом полки, и прикидываю: а ещё "Хозяин лета", "Аўтамат з газіроўкай".... Федута, Карбалевич... "Шклоўскія страсці". Павел Урбан - тот вообще коллаборант, фашистский прихвостень, новый УК по нему слезами изошёлся... Василя Быкова к фашистам пристёгивали ещё 25 лет назад, новому поколению пропагандонов и стараться не надо, только пыль со старой кассеты с "Детьми лджи" сдуй...
Этак и без книг остаться можно, пока конвейер не заклинит.
я2

(no subject)

Книги марта:
1. Елена Арифуллина. Взгляд сквозь пальцы.
2. Алексей Иванов. Тени тевтонов.
3. Дэвид Даунинг. Пассовочка. Турне московского «Динамо» по Британии, 1945
я2

(no subject)

Лет 15 назад на заводе решили создать трамплин для засидевшихся в ожидании лучшей доли молодых специалистов. "Золотая десятка" это называлось. Не буду утомлять подробностями, может, что-то путное в итоге и вышло, может, кого-то дельного и нашли, но в целом получилось как всегда. И занозой в памяти все эти годы сидит один из этой десятки, уже свежепробившийся из ремонтников. Белая каска, новенький лапсердак начальственного цвета.... И вот он распекает слесарей, что никак не могут запустить сушку ковшей: "Мне плевать, что вы сделаете, мне надо, чтобы к восьми вечера она заработала".
И ушёл.
Задачу поставил, и ушёл.
Понаблюдав со стороны (меня не касалось, косяк был у электриков), подумал: а ведь этак я могу хоть цехом, хоть заводом, хоть - чего мелочиться! - страной управлять. "Мне плевать, как вы разгрузите склады, мне надо, чтобы к пятнице они были пустые". "Мне всё равно, как вы перенаправите грузы и во что это обойдётся, лишь бы послезавтра они шли через Россию". И т.д. Ещё можно регулярно для пущего страху добавлять: "не выполните - в наручники".
ПС. Это меня на мемуары пробило после новости: "Лукашенко поручил в кратчайшие сроки создать лучшую вакцину от коронавируса". А чо, тоже решение. Жаль, срок, когда доложить о выполнении, не указан.
я2

(no subject)

Таіса Бондар. Гульня ў падкіднога (2005 год)
"- ... Ты там, у Вярхоўным Савеце, звярні ўвагу на настырнага змагара супраць карупцыі ў вышэйшых эшэлонах улады і на местах.
- Старшыню саўгаса з Магілёўшчыны?
- Яго. Раманава, - пацвердзіў той. - ... Дапамажы, як спатрэбіцца, калі палічыш магчымым. Толькі як мага незаўважней, цішком, ні сябе, ні яго без дай прычыны не падстаўляючы.
- Ёсць! - па-вайсковаму коратка адказаў Ковач."
Первый секретарь ЦК КПБ уезжает (сбегает) в Москву и наставляет своего единомышленника.
Фишка в том, что оба героя в романе только и умеют что актрис и элитных секретуток трахать, а как выступить против ненавистного курса Москвы - кишка тонка. И вот получается, что два деятеля, просравших власть, ставят на человека, фамилию которому романистка дала такую же, как у ещё одного деятеля, просравшего власть.
Интересно, вся эта символика заложена автором или просто у читателя воображение воспалилось?
я

(no subject)

Когда-то прочитал, как отлично 50-летний президент играет в хоккей. И, мол, что было бы, будь в его родном городе во времена его детства каток. Долго обдумывал вариант альтернативной истории, в котором в Шклове есть каток. Замелькали картины: семилетний мальчик записывается в секцию, покоряет всех своим мастерством, далее "Динамо" минское, "Динамо" московское, золотые медали на чемпионатах мира и олимпиадах, отъезд в НХЛ, Кубки Стэнли... Далее можно придумывать всё что угодно, главное, что в 1994 году свеженазначенному тренеру "Питтсбурга" совсем не до политики.
Потом я узнал, что он носил в районную газету стихи. "Прими!" - умолял я задним числом редактора. И он принял. И пошёл молодой человек в литературу, и чего-то, м.б., добился (а, м.б., и нет). Единственное, в чём можно быть уверенным: в 1994-м пределом карьерных мечтаний было подсидеть Некляева в "Крынице".
Но тогда я был добрый, потому что у меня был велосипед. Сейчас велосипед стоит паламатый, и я злой. И представляю совсем другую историю: попаданец зимой 53-54-го перехватывает одного цыгана, показывает обрез из-под полы и ласково убеждает его со своими манатками заворачивать в Смоленск, Гжатск, да хоть во Внутреннюю Монголию - лишь бы духу его здесь не было.
я

(no subject)

книги января:
1. Тана Френч. Тень за стеной.
2. Борис Клейн. Недосказанное.
3. Сяргей Балахонаў. Бог кахання Марс.

книги февраля:
1. Берт Стайлз. Серенада большой птице.
2. Сергей Боровиков. Единомышленники.
3. Владимир Попов. Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ.
я

(no subject)

Был такой белорусский журналист Владимир Викторович Гойтан. И был у Гойтана очерк http://flibusta.is/b/608746/read - о злоупотреблениях банды расхитителей в Оршанском райпотребсоюзе. Злоупотребления были в конце 60-х - начале 70-х, к делу автора допустили в 1990-м, очерк, видимо, тогда же и написан. Борода Матвей Захарович (на самом деле Залманович) - глава того самого райпотребсоюза и той самой банды. Среди подельников - Борис Ефимович Гринблат, Илья Яковлевич Глезин, Исаак Иосифович Бельковский, Ефим Григорьевич Шлесин, Ефим Борисович Рыжик, Яков Матвеевич Гузиков, Иосиф Перлин, Мота Краснер, Моисей Кононович, изредка разбавленные Иваном Соболевым или Ниной Даниловой. Наворовала эта группа товарищей на 730000 рублей и получила в общей сложности 205 лет срока.
Вспомнил я этот давно забытый очерк вот почему. С.И. Чупринин, портретируя деятелей оттепели, упомянул Василия Ардаматского. Который, по мнению портретиста, остался в истории литературы как автор фельетона "Пиня из Жмеринки", а его "Сатурн" забыт и совсем не виден. Так получилось, что Ардаматского я прочитал относительно недавно, гораздо позже Гойтана. И, каюсь, ничего зверски антисемитского не нашёл, кроме даты публикации. Но именно тогда подумал: выйди, допустим, "Петля Бороды" 20 марта 1953-го, навеки нерукопожатым стал бы Гойтан. А выйди "Пиня" хоть в 1935-м, хоть в 1979-м, ничем репутация Ардаматского не загадилась бы.
я

(no subject)

Борис Клейн в "Недосказанном" без всяких экивочных "министр М." или "секретарь президиума Ч." открыто сказал, что первый секретарь Гродненского обкома Микулович незадолго до переезда в Минск защитил липовую кандидатскую диссертацию. Первое издание книги вышло более десяти лет назад. Микулович был жив. Сказалось ли это каким-нибудь образом на его репутации? Дурацкий вопрос, согласен. Читал как-то статью, посвящённую то ли девяностолетию, то ли девяностопятилетию Микуловича, там было о его военных подвигах, о его офигенных достижениях на ниве индустриализации, желалось крепкого здоровья и ещё большего долголетия, но о такой мелочи - ни слова. Да и правильно: целый диссернет толком ни одной репутации бесповоротно не уронил, а тут какой-то еврей, диссидент и почти предатель родины.
Кстати, про предателей родины. В 1989 году, в разгар перестройки и гласности, важный гродненский партбосс по фамилии Мендарев заявил, что в составе общественной организации "Паходня" есть изменники родины и на уточняющий вопрос назвал Алексея Карпюка, Бориса Клейна и Михаила Ткачёва. Ткачёв - это уже из свежих врагов гродненских коммунистов, Карпюк же и Клейн - давние, их в начале 70-х почти-почти разоблачили, почти-почти довели до тюрьмы, но, блин, не срослось. Мендарев прекрасно знал, что дело против них было закрыто, что Карпюк был фактически реабилитирован, а Клейну вернули незаконно отнятое звание кандидата наук, но с удовольствием повторил враки двадцатилетней давности. Да и отчего не повторить, если бесчестили громко и из всех информационных пушек, а извинялись тайком.
В 1999 Мендарев стал почётным гражданином Гродно. Вспоминал ли кто-нибудь из тех, кто такие звания раздаёт, что почётный гражданин готов был отправиться в очередной поход против местной интеллигенции и довести до финальной точки то, что не удалось 30 лет назад? Вряд ли. А если и вспоминал, то как бы и не разделял эту истовую ненависть. Чтобы ещё через несколько лет отомстить этим картавым очкарикам в шляпах, когда знаменитый хоккеист Шапиро громил Гродненский университет.
я

(no subject)

Книги октября:
1. Т. Френч. Рассветная бухта.
2. Т. Френч. В лесной чаще.
3. Т. Френч. Ночь длиною в жизнь.
Чтобы не выглядело совсем однообразно, можно добавить ещё две:
А. Адамишин. В разные годы. Внешнеполитические очерки.
Е. Вайцеховская. Олимпийские игры. Очень личное.

Книги ноября:
1. Ф. Абрамов. Дневники за 1943-1983 гг. (сайт "Прожито")
2. Е. Вайцеховская. Москвины. Лёд для двоих.
3. Б. Пятровіч. Наіўны дэтэктыў. Гісторыя аднаго забойства.

Книги декабря:
1. Б. Талиновский, А. Франков. Футбол по центру. Круифф, Пушкаш и другие, изменившие игру.
2. А. Гордон. Не утоливший жажды.
3. Ю. Поляков. Селфи с музой.
(это все книги, которые прочитал за месяц, так получилось.)

Итого.
Книги года.
Проза: "Министерство справедливости" Льва Гурского и "Рассветная бухта" Таны Френч.
Близко: "Жэтон на метро" Андрэя Федарэнкi, "На реке Юмере" Майта Метсанурка, "В лесной чаще" и "Ночь длиною в жизнь" Таны Френч.
Непроза: "Оттепель" Сергея Чупринина.
Близко: "Возвращение в Бобруйск" Эдуарда Мельникова, "Пайсці, каб вярнуцца" Галіны Тварановіч, "Опережая некролог" Александра Ширвиндта.